• НОВЫЕ ПОСТУПЛЕНИЯ ТЕКСТОВ:
Новые сообщения Участники Правила Поиск
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Belisarius  
HMKids - Форум » Offtopicz » Творчество » Новое Основание
Новое Основание
Negbi Дата: Воскресенье, 18.11.2012, 19:17 | Сообщение # 1
Сообщений: 583
Замечания:
Уважение
[ ]
Offline
Новое Основание

Зачастую грань между светом и тьмой слишком тонка, чтобы её можно было заметить...


41-е тысячелетие. Уже более ста веков Император сидит неподвижно на Золотом Троне Земли. Он — Повелитель Человечества по воле богов, и Господин миллиона миров благодаря мощи Его неисчислимых армий. Он — гниющая оболочка, незримо поддерживаемая могуществом Темной Эры Технологий. Он — Мертвый Владыка Империума, которому каждый день приносят в жертву тысячу душ, поэтому Он никогда не умирает по-настоящему.
Даже в своем бессмертном состоянии Император сохраняет свою вечную бдительность. Могучие боевые флоты пересекают наполненный демонами варп, единственный путь между далекими звездами, их путь освещен Астрономиконом, зримым проявлением духовной воли Императора. Огромные армии сражаются во имя Его на бесчисленных мирах. Величайшие среди его солдат — Адептус Астартес, Космические Десантники, генетически усиленные супер-воины.
Их товарищей по оружию множество: Имперская Гвардия и бесчисленные Силы Планетарной Обороны, вечно бдительная Инквизиция и техножрецы Адептус Механикус — лишь одни из многих. Но, несмотря на всю их многочисленность, их едва хватает, чтобы сдерживать вечно существующую угрозу со стороны чужаков, еретиков, мутантов — и худших врагов.
Быть человеком в такое время значит быть одним из бесчисленных миллиардов. Это значит жить при самом жестоком и кровавом режиме, который только можно представить. Это история о тех временах. Забудьте о власти технологии и науки, ибо столь многое забыто и никогда не будет открыто заново. Забудьте о перспективах прогресса и взаимопонимания, ибо во мраке темного будущего есть только война. Нет мира среди звезд, лишь вечность бойни и кровопролития, и смех жаждущих богов.


Пролог


Леопольд Энло поправил плащ и вгляделся в свое отражение в зеркале. Более полутора столетия он служил Императору, и это время не прошло бесследно. Паутина пересекающихся шрамов всех мастей покрывала лицо господина Энло, и некоторые его коллеги подозревали, что где-то в этом переплетении указано местонахождение его сокровищ. Разумеется, никто ему об этом не говорил в глаза. Шрамы, начинающиеся от собранных в длинный хвост серых волос, плавно перетекали на шею и скрывались под воротом одежды. Пожалуй, лишь сам господин Энло знал происхождение каждого из них. Хирургеон не раз предлагал убрать хотя бы часть из них, но Леопольд отказывался, считая, что подобные отметины крайне полезны в его работе. На самом деле, он мог признаться в этом лишь себе, Леопольд Энло испытывал страх перед скальпелями медиков. Парадоксально, но факт. Он и так был расстроен, когда после очередного рабочего дня очнулся с аугментической рукой и сшитым заново животом.
Некоторое время господин Энло вглядывался в свое лицо, затем, скорее всего оставшись довольным своим видом, удовлетворенно хмыкнул и начал подбирать оружие. В его работе оно хоть и играло второстепенную роль, но тем не менее оставалось обязательной её частью. Пристегнув инферно-пистолет, Энло стал выбирать себе клинок из своей обширной коллекции. На стойке в центре оружейной одиноко ютился огромный молот, покрытый слоем пыли. Ещё один парадокс, господин Энло терпеть не мог этот молот, настолько, что даже запретил сервиторам приближаться к нему. Хоть он и являлся ещё одним обязательным атрибутом его профессии и выглядел весьма эффектно, но в то же время он безумно раздражал своего хозяина. Грубая мощь никогда не была методом Энло. Куда больше он любил ножи и легкие сабли, для владения которыми требовалось искусство в большей степени, чем сила.
В этот момент обыденный утренний церемониал был бесцеремонно прерван. Сначала раздался писк закодированного браслета на руке Энло, сообщающий о приближении посторонних к его покоям, а затем в дверь вошла троица запыхавшихся людей.
Первый из вошедших был крупным молодым человеком, насколько можно было подумать, учитывая способности омолаживающей хирургии. Густые черные волосы яростно топорщились во все стороны, спадая на широкий лоб почти до самых бровей. Темные глаза смотрели холодно и уверенно, выдавая в нем человека, привыкшего к власти лидера. Правильно сложенный и одетый в непримечательный серый костюм, он источал настоящую ауру уверенности и хладнокровия даже в столь возбужденном состоянии.
Как бы не был атлетично сложен первый, второй гость господина Энло превосходил его по всем параметрам. Гигант более двух метров ростом, с бугрящимися под темной кожей мышцами, глядя на которые и грокс стеснительно бы забился в нишу с комбикормом. Для него пробежка не составила никаких признаков трудности, более того, он тащил с собой здоровенный стаббер, и, ворвавшись в абсолютно безопасные покои Энло, был готов немедленно вступить в бой.
На их фоне третий гость, седой старик, живые мощи, был настолько же неуместен, как доска для регицида посреди скрамболльного поля. Он тяжело дышал и стоял, схватившись за грудь. Вернее, висел в воздухе на полусогнутых ногах, потому что чернокожий гигант поддерживал его за одежду, и, судя по всему, ещё с начала их совместного забега.
В немом молчании Леопольд Энло взирал на троицу, ожидая объяснений. Те, в свою очередь, поклонились(если можно считать за поклон приседание гиганта со стаббером в одной и стариком в другой руке и легкий кивок самого старика), и молча продолжали стоять на месте. Старик то и дело открывал рот, но не мог вымолвить ни слова.
- Агнес, да отдышись ты, наконец, - Произнес Энло, подойдя к бару и наливая выдержанный амасек в бокалы.
Леопольд взглядом указал на диван, и, понявший намек гигант осторожно опустил на него старика, вернувшись затем к дверям. Предположительно-молодой человек, не дожидаясь приглашения, нашел себе кресло и откинулся в нем, положив ноги на столик с дата-планшетами. Затем волнение взяло свое, и он подался вперед, переводя взгляд то на Леопольда, то на старика Агнеса. Господин Энло же подал каждому бокалы, и уселся напротив Агнеса и вернулся к оружейным стойкам. Что бы ни случилось, а ритуал, не прерывавшийся полтора столетия, отменять нельзя.
Тем временем Агнес наконец отдышался, отпил амасек и начал говорить.
- Мой господин, мы с Карлом, - он кивнул на человека в кресле, - сумели определить место перерождения Уркандомеша.
Господин Энло выбрал себе легкий и изящный силовой скимитар и пристегнул к поясу. Да, теперь стало понятно, почему его люди так спешили. Целое десятилетие упорной работы наконец-то дало плоды!
- Мы просчитали схемы его прошлых возрождений, активность культов в той области и вспышки различных эпидемий. С вероятностью в девяносто шесть и шестьдесят шесть сотых процента мы знаем место следующей реинкарнации.
- Это все равно не стоило риска умереть от сердечного приступа по пути сюда. Ты уже давно не молод.
Господин Энло проверил, как выходит сабля из ножен и со щелчком вложил её обратно. Агнес работал вместе с ним очень давно, и Леопольд привык полностью и безоговорочно доверять ему во всех вопросах, связанных с информацией и расчетами. Если Агнес говорит, что вероятность настолько высока, стало быть, так оно и есть, и можно переходить к активной фазе их работы.
- Тиас, собирай людей и реквизируй корабль. Мы скоро отправляемся, - велел Леопольд Энло гиганту у дверей.
- Уже сделано, босс, - кивнул тот. – Но…
- Но не все так просто, - закончил за гиганта Карл. – есть плохие новости. Судя по всему, мы опаздываем, быть может, всего на один шаг, но отстаем. В месте перерождения демона начались боевые действия. Два месяца назад планета восстала, и сейчас там идет сражение между Гвардией и культистами. Судя по отчетам, некоторые еретики прошли уже не один этап мутации. И…
Под взглядом Леопольда Энло голос Карла постепенно затихал, а под конец и вовсе печально сник.
- Десять лет работы… И мы отстаем, - произнес Энло, по очереди оглядывая каждого в его покоях. – Я не позволю погубить все наши труды. Приказы остаются в силе. Собирайтесь и готовьтесь к вылету, но корабль нам придётся сменить.
- Вы собираетесь воспользоваться Серыми?.. – спросил Карл, прищурив глаза.
- Да, - коротко ответил Энло, нахлобучивая на голову широкополую шляпу.
Эта привычка всегда ему нравилась. Его коллеги из Ордо Еретикус обожали шляпы и мнили себя редкостными пижонами. Энло терпеть их не мог, считая свой Ордос несравненно выше, но эта их черта неожиданно пришлась ему по душе. Закрепив на груди инсигнию Маллеус и завершив тем самым свой утренний ритуал, инквизитор Энло ещё раз оглядел себя в зеркале и ещё раз поправил плащ.
«Да, с этой шляпой я выгляжу просто сногсшибательно» - резюмировал про себя Леопольд Энло и обернулся к своей свите.
- Матиас, повторяю, приказ в силе – собери людей и подготовь их к отлету. Вооружение и инструктаж так же на тебе. Карл, вы вместе с Агнесом должны будете собрать как можно больше информации – АГНЕС, ТРОН СВЯТЫЙ, Я УМОЛЯЮ ТЕБЯ, НЕ БЕГАЙ БОЛЬШЕ – обо всем, что сейчас происходит в месте реинкарнации – что за полк, личные данные на каждого вшивого офицеришку, данные на корабли флота, на СПО и ССО, губернатора, может потребоваться абсолютно все. Что из легких наркотиков предпочитает жена губернатора, с кем спит начальник Арбитрес, в каком сортире снимает штаны мать-его-экклезиарх-всея-системы. Я же поговорю с командованием правосудора Райе. Учитывая нашу цель, возможно, мне удастся заполучить ещё пару отрядов… Кстати, куда мы направляемся?
- Не так далеко, господин, - ответил Карл, помогая подняться Агнесу. - Планета Толиара Секундус, система Толиара.

* * *

Два месяца назад Имперский Флот подошел к охваченной войной Толиаре II. Командующий Флотом адмирал Стивен Хакет с удивлением обнаружил, что силы системной и планетарной обороны сработали четко, эвакуировав большое число населения на другие миры, а оттуда - за пределы системы. Суда ССО оказались полностью исправны и готовы к боевым действиям. Горячие головы капитанов некоторых лодок горели от нетерпения побомбить позиции еретиков, не щадя собственный мир. Объявив суда частью Имперского флота и увеличив тем самым свою эскадру, Хакет провел жесткую и неблагодарную работу по вправлению мозгов. Командиры Системной Обороны отрезвели и взяли себя в руки, во всяком случае те, у кого эти руки остались после беседы с глазу на глаз с адмиралом и лордом-комиссаром Сулимовым.
После обязательного, но не менее неприятного этапа высадки сил Гвардии на поверхность Толиары лодки были отправлены в патруль к границам системы, дабы не путаться под ногами и делать хоть что-то полезное. После этого участие Флота в кампании ограничилось лишь карантином планеты да приемом и отправкой звеньев летчиков для авиаподдержки войск полковника Гоммери. Адмирал Хакет находился на борту своего крейсера "Стремительный" и отчаянно скучал.
Хотя Гвардии на поверхности планеты расслабляться не приходилось. Судя по всему, внизу они попали в настоящую заварушку, сражаясь с целой армией наполовину сгнивших мутантов. Как бы то ни было, 71-ый кадианский полк не имел бы права зваться кадианцами, если бы не был готов к трудностям. При поддержке авиации Флота ударные войска на поверхности прошли до улья Вильмаш и осадили его. Судя по всему, основная зараза исходила именно оттуда, и полковник Гоммери твердо собирался уничтожить источник скверны, пусть даже ему пришлось бы разбирать улей по кирпичику. А Хакет на "Стремительном" иногда даже желал, чтобы произошло хоть что-то, что было способно развеять серость и однообразие проходящих дней. Теперь адмирал жалел о своих мыслях.
- Повторите, "Клинок", - потребовал Хакет.
Около двух часов назад навигатор и астропаты сообщили ему о крайне мощных завихрениях варпа. По их словам, приближалось нечто большое, скорее всего, целый флот из десятка кораблей. Изнывавший от безделья Хакет немедленно объявил боевую готовность и связался с патрулями ССО. И вот пришел ответ.
- Корабли, сэр, это определенно корабли! - потрескивающий динамик придавал голосу капитана "Стального Клинка" ещё больше паники.
- Да понятно, что это не твоя мамаша! - раздраженно проорал Хакет. - Чей это флот? Что за корабли?
- Пеленгуем! Пока на радарах пять кораблей, но выходят ещё!
Пять кораблей и ещё больше. У Хакета было четыре крейсера на орбите Толиары Секундус и Силы Системной обороны, спешащие к ним. Из динамиков по всему мостику неслись отчеты с кораблей эскадры, запросы статуса, просьбы начать действия и призывы делать хоть что-нибудь. Хакет плевать хотел на их запросы, а потому оставил их без внимания, сейчас куда важней было определить природу их врага.
- Корабли опознаны, передаю данные. Трон святый, что за... - конец фразу утонул в шквале помех.
- "Клинок! "Клинок"! Капитан Спатер! - требовал Хакет, стиснув подлокотники.
- Сигнатура "Клинка" исчезла с ауспиков, адмирал, - без надобности сообщил адъютант. - Передача прервана, но кое-что удалось разобрать.
На гололите появились данные, переданные с погибшего судна ССО.
"Воля Трона", крейсер типа "Тиран", пропал без вести шестьдесят лет назад во время варп-прыжка к Ронго VI.
"Бестелесный", крейсер того же типа, захвачен еретиками всего четверть века назад.
"Кровь Святого" был бы двойником "Стремительного", если бы не огромные наросты гнили, увеличившие размеры корабля почти вдвое за столетия пребывания в варпе.
Информация по остальным кораблям была повреждена, прекращение передачи оставило Имперский Флот без всяких данных о них. Впрочем, это было и не нужно. В систему заявились слуги Темных Богов, и адмирал Хакет твердо намеревался устроить рабам аудиенцию со своими хозяевами. Ауспик тем временем фиксировал новые и новые корабли.
- Свяжите меня с "Правом Победителя", они находились ближе всего к "Клинку", - приказал Хакет.
Совершенно неуместно в голове пронеслась мысль, почему столь ничтожные корабли всегда берут себе громкие имена.
- "Право" на связи, адмирал. Трон сохрани... Мы передаем данные о кораблях. Это... Это невероятно.
Если голос капитана Спатера был полон паники, то из голоса командира "Права" даже неисправные динамики не могли убрать или хотя бы смягчить полную обреченность.
Новые строки пошли по мониторам. Среди вороха данных о легких эскортных судах, как грокс в посудной лавке пыталась скрыться истина.
"Терминус Эст", боевая баржа космического десанта. Принадлежность - Гвардия Смерти.
Послужной список этого корабля был огромен. Он начал свой путь более десяти тысяч лет назад и воплощал собой всю мерзость варпа. Невозможно было определить, где заканчивается плоть и начинается металл. В жутком симбиозе с органикой посреди нарывов выдавались жерла орудий. Каждая язва была покрыта гноем, замерзшим при контакте с космосом. Этот уродливый левиафан медленно и лениво вывалился в материум слишком близко к "Клинку", и лишь один залп потребовался «Терминус Эст» для превращения неосторожного имперского корабля в шар из осколков.
- Немедленно уходите оттуда, держите безопасную дистанцию.
Адмирал Хакет откинулся на своем командном троне. Он многие годы сражался во имя Императора, побеждая врагов Его в пустотных войнах. Он всегда знал, когда, как и где нужно нанести удар, вырывая победы подчас в последний миг, когда удача, казалось бы, отвернулась от него. И в этом Хакету всегда помогали его талант тактика и проницательность, способность оценить силу и возможности противника. Адмирал четко знал, где пролегает граница между храбростью и безрассудством, сгубившем множество молодых и талантливых офицеров. И сейчас, глядя на появляющиеся на гололите символы, Хакет не мог не понимать, что теперь у него нет шансов на победу. Будь у него вдвое больше кораблей, а у его противника – вдвое меньше, одна лишь боевая баржа была способно смести всю оборону адмирала.
- Подготовьте сообщение, - обратился Хакет к астропатам. - Уровень доступа - красный. Пусть оно будет отправлено по всему сектору, адресат как-нибудь и найдется. Говорит адмирал Стивен Хакет, капитан корабля "Стремительный". Данное сообщение должно быть передано как можно быстрей. Оно является предупреждением и просьбой о помощи. На третий месяц толиарской кампании из варп-пространства в систему вышел крупный флот Хаоса. Сканирование опознало присутствие боевой баржи Гвардии Смерти "Терминус Эст". С ней корабли поддержки из числа отступников Флота.
Адмирал замялся, собираясь с мыслями. А потом решил, что вряд ли ему повезет выбраться из этой битвы живым, стало быть, терять нечего.
- И их тут фрагова туча.

* * *


Сообщение распространилось по всему сектору. Лишь те, кому был разрешен доступ к красному уровню доступа, губернаторы планет или командующие силами Имперской Гвардии могли расшифровать его. Промчавшись через весь сегмент космоса, послание оставляло позади себя гудящие и встревоженные миры, спешно вооружающиеся и готовящиеся к битве. Прибытие флота Хаоса не останется незамеченным, и если имперские силы на Толиаре будут разбиты, они добудут драгоценное время для защиты других систем. Даже если сообщение не дойдет до пункта назначения, Великий Враг заплатит высокую цену за покорение миров Толиары.
Астропатическое послание растормошило миры, как камень, брошенный в осиное гнездо, и продолжало свой путь. И на своем пути оно встретило звездную систему из пяти миров, вращающихся вокруг яркой белой звезды. Население этих планет жило в мире и благополучии, долгое время ни один враг извне не смел посягать на их покой. Люди выплачивали имперскую десятину с регулярностью, радовавшей Администратум, полки Гвардии, сформированные относительно недавно, уже завоевывали свою славу в разных уголках галактики. Орбитальные боевые платформы неустанно всматривались в пространство, их орудия находились в постоянной готовности, даже долгие годы тишины не смогли усыпить их бдительность. В орбитальных доках третьей планеты стояли суда различных размеров, начиная от малых патрульных лодок ССО и торговых катеров до боевых крейсеров Имперского Флота. Ещё больше кораблей находилось в космосе, вне доков, совершая внутрисистемные рейсы, доставляя различный груз к мирам системы.
Среди всех них выделялся один корабль, подавляющий размерами даже имперские крейсеры. Борта корабля были усеяны мощными лазерными орудиями и лэнс-батареями. Сошедший со стапелей местного дока, он не раз туда возвращался, и с каждым новым посещением словно перерождался, обзаводясь новыми орудиями и палубами для взлета истребителей и штурмовых кораблей. Антенны мощных ауспик-сканеров усеивали корпус, защищенный огромными листами брони. По обе стороны от гигантского двуглавого орла, украшающего нос, гигантские скульптуры древних героев воздевали руки в приветствии друзей и в гневе на врагов.
Внутренняя отделка корабля соответствовала ему. Каюты для экипажа, склады, арсеналы, инженариумы, тренировочные камеры были необычно для имперских кораблей просторными и изящно убранными. По стенам каждого отсека шли изображения, рассказывающие долгую историю подвигов, доблести и отваги. Глядя на колонны, украшающие коридоры, можно было подумать, что находишься на корабля какого-нибудь терранского аристократа, прожигающего жизнь на состояние многих поколений предков. Сходство усиливалось, когда взгляду открывался огромный музей, в котором хранились самые разные экспонаты. Непосвященному многие из них не говорили практически ничего, но каждый из них хранился с явным вниманием и даже трепетом. Стены огромного Либрариума уходили вглубь корабля, сокрытые стеллажами с книгами и планшетами, хранящими древние знания. На капитанском мостике, напичканном когитаторами и аппаратурой, среди всего скопления офицеров-тактиков доминировали примархи. Их барельефы из гранита и мрамора, обрамленные золотом и серебром, занимали весь потолок мостика.
Здесь был и Ангел Сангвиний, расправивший крылья и поднимающий вверх копье, и Лев Эль`Джонсон, отдающий свой последний салют, и Ягатай Хан, небрежно поправляющий саблю и устремивший взгляд вперед. Волчий Король Леманн Русс в накидке из шкуры фенрисийского зверя сжимал Инеистый Клинок, как будто готовясь сойти и принять командование. Робаут Жиллиман хладнокровно скрестил руки на груди, вселяя уверенность в людей на борту. Феррус Манус опирался на свой молот и прижимал кулак к груди, приветствуя экипаж. Корвус Коракс, казалось, несколько поодаль от остальных поднес к лицу сведенные в молитве руки. Вулкан-кузнец протягивал руку к командному трону в знак поддержки и помощи в трудную минуту.
Но главным здесь был лишь один, тот, кто был изображен прямо напротив места капитана. Его изображения и геральдика встречались повсеместно, в каждом отсеке. Изображения кулака венчали каждую арку, каждую колонну. Настоящий рыцарь в миру и на поле брани. Воин, не знавший равных в осаде и обороне. Мудрый правитель, с помощью братьев поддерживавший зарождающийся Империум. Брат величайших героев и ужаснейших предателей былых войн. Сын, чья преданность отцу не требовала доказательств. Отец, которого никогда не видели хозяева корабля. Ибо некогда это был ударный крейсер космического десанта "Точный", и он нес в себе первую роту космических десантников из ордена Воинов Эксигита, истинных сынов Дорна.

[:%Астропатическое сообщение. Адресат: "Стремительный", система Толиара%:]
Я - Вальтер Хаммерфет Марий, Магистр ордена Воинов Эксигита космического десанта. Держитесь. Мы выступаем.
[:%конец сообщения%:]




Carry we, who die in battle
Over land and sea,
Across the rainbow bridge to Valhalla;
Odin's waiting for me!


Сообщение изменил:Negbi - Воскресенье, 18.11.2012, 19:43
YASTREB2012 Дата: Воскресенье, 18.11.2012, 19:33 | Сообщение # 2
Сообщений: 619
Замечания:
Уважение
[ ]
Offline
Глава 1.


Первый Эпистолярий Воловий широким шагом шел по улице столицы Эксигита, домашнего мира ордена Воинов Эксигита, Акуратусу. Гигант в светлой терминаторской броне каждым своим тяжелым шагом сотрясал землю. Шлема не было, и все могли наблюдать лицо космодесантника.
Лицо первого Эпистолярия было немного полноватым, что не характерно для космодесантника, но на нем были вполне характерные для Астартес боевые шрамы. Серые глаза смотрели вперёд, выражая глубокую задумчивость. Тёмно-бежевый плащ развивался за спиной Эпистолярия, его подол был запачкан городской грязью. Правая рука держала посох, его вершина была украшена золотым орлом.
Бежевая терминаторская броня была отполирована до блеска и проходящие мимо жители города могли бы уловить свое отражение в ней, если бы не были слишком поражены видом живого Ангела Смерти. Пауль уже давно привык к такому отношению к своей персоне, и он не обращал внимания. Или делал вид, что не обращал внимания.
Эпистолярию было уже более трехсот лет, из которых двести девяносто он провел на службе Императору Человечества. Старше него в ордене были только магистр и первый капитан.
Воловию нравилось наблюдать за людьми. Он хотел хоть на часок-другой оказаться в обществе простых людей, попытаться пожить жизнью, которой больше у него никогда не будет. Жизнью, которой он пожертвовал, ради службы Императору.
И каждый раз, когда Первая Рота попадала на Родину, Воловий уединялся. Он спускался на челноке в космопорт Акуратуса, где, пройдя по центральной улице пару километров, он попадал в центральный парк. Гуляя среди деревьев, дыша свежим воздухом, воздухом со своей родной планеты, Воловий размышлял о предстоящих, или, возможно, прошедших событиях, иногда наблюдая за людьми, которые так же как и он прогуливались.
И этот раз был не исключением, правда, Воловий как-то не следил за людьми. Он был погружен в думы о предстоящих событиях, и что-то тревожило его. Что говорило, что он больше никогда не увидит этот мир.. Впрочем, он сам выбрал этот путь. Если он погибнет на Толиаре, то так тому и быть. Всё когда-то заканчивается. Воловий поклялся себе, что перед смертью, заберёт не мало гниющих ублюдков с собой.
Гвардия Смерти... Мозг, казалось, смаковал это отвратительное название, от одного упоминания которого в воздухе начинало веять гнилью и разложением. Что могло привести столь мощные силы Великого Врага в одну неприметную систему? И насколько ужасен враг, если потребовалось 6 рот Астартес? Даже одна рота способна переламывать исход войны в целой системе, что говорить о шести!
Все эти вопросы задавал себе Эпистолярий по дороге в космопорт, где челнок должен был отправить его обратно на "Точный", флагман Магистра Мария. Поднявшись на борт личного "Громового Ястреба", Воловий уселся в кресло и приказал ожидавшим его пилотам-сервиторам лететь на крейсер. Эпистолярий выглянул в окно, на удаляющуюся землю.
Обширные зелёные поля окружали серый кружок Акуратуса, а длинные нити дорог, соединяющие города и деревни, образовывали паутину. Периодически на виду появлялись синие полоски рек, соединяющие озера и впадавшие друг в друга. Огромные леса простирались до горизонта, упираясь в горный хребет, проходивший через весь континент Эксигит Прайм, и деля его пополам. То был массив Рестегрим, названый так по высочайшей точке. У подножия находился одноименный город, пожалуй, самое древнее поселение людей во всем мире. Пришедший в упадок после основания Акуратуса, он был живым памятником древности, иссохшим дубом с тысячелетней историей. Когда-то на тинг в Рестегрим съезжались представители различных держав Юга континента, туда же направлялись вольные Ярлы Севера. Город всегда стал символом мира и спокойствия, любые войны и конфликты прекращались во время тинга. Однако всему приходит конец, и с развитием межпланетных, а затем и межсистемных перелетов главенство перешло к Акуратусу, отодвинув в тень Рестегрим. Но именно среди гор и ущелий Рестегрима находилась крепость Воинов Эксигита. Огромная и неприступная, строившаяся на протяжении многих десятилетий, цитадель Ордена занимала сотни квадратных километров пещер, как природных, так и вырытых вручную. Тускло освещённые редкими факелами огромные залы цитадели Рестегрим были украшены статуями великих героев и знамёнами всех взводов, которые когда-либо были в ордене. Тишину этих мест лишь изредка нарушал звук шагов патрулирующих залы слуг. Взяв свои лазганы на плечо, люди в бежевых бронежилетах и светло-зелёных рубахах и брюках каждый день обходили эти огромные пространства, охраняя покой священных для каждого жителя планеты мест.
Громовой Ястреб сделал круг над городом, и Воловий ещё раз осмотрел его. Эпистолярий знал своё родное поселение как свои пять пальцев, и открывавшийся сверху вид умиротворял его. Гигантские небоскрёбы стояли по соседству с маленькими частными домиками. Периодически между кварталами образовывались зелёные пятна – маленькие парки. На улицах было видно движение – тысячи людей сновали туда-сюда по своим делам, проходя между древними каменными домами, отделанными вручную, и новыми строениями, в которые только-только заселились жители.
Воловий оторвался от окна, когда корабль вышел из атмосферы. Теперь в иллюминаторе виднелся бескрайний космос, пустой вакуум. В голове снова прозвучал ответ Магистра Мария адмиралу Хакету: «Я - Вальтер Хаммерфет Марий, Магистр ордена Воинов Эксигита космического десанта. Держитесь. Мы выступаем.»

***


На призыв собраться ответили шесть рот.
Первыми к точке сбора, Эксигиту, прибыл корабль Вильма Соренсена «Избавитель». А если быть более точным, он находился там во время объявления сбора. Капитан Соренсен противостоял Вааагху! варбосса Броккнбонна и иво рибят в системе Хаалитона. Судя по имеющимся данным, баивые банды Броккнбонна попытались разграбить мир-кузницу Хаалитон Примарис, и им даже удалось растащить на свои штуковины пару мануфакториев, пока не появилась третья рота. Объединившись с техножрецами планет, воинам Соренсена удалось отбросить ксеносов и уничтожить их большую часть во главе с Броккнбонном. Посчитав, что их работа на этом окончена, третий капитан оставил техногвардии Механикус зачищать служебные тоннели мануфакториев и собрался возвращаться домой. Уже возле точки перехода выяснилось, что один из кораблей орков, удравший при появлении Имперского Флота, внезапно вернулся, решив почесать кулаки о подозрительный корабль, так неосторожно отошедший от основных сил. Капитан Соренсен лично возглавил абордаж и прикончил орочьего чудилу, но в ходе боя его корабль сильно пострадал,. Техножрецы заканчивали последние действия по починке и обслуживанию корабля, подготавливая его к предстоящей кампании. На его видавшем тысячи боёв корпусе висели гигантские золотые цепи, с которых свисали не менее гигантские знамёна, отражающие весь боевой путь этого великого крейсера. Спереди по правому борту гордо сияла эмблема Воинов Эксигита – раскрытая книга с цепями, которые связывали края форзацев, а по левому – название корабля.
Затем прибыли Девятая на «Ярости Дорна» и Восьмая рота с ударным крейсером «Сокрушитель».
«Ярость Дорна» был рядовым ударным крейсером космического десанта. Под командной рубкой, взирая своим проникновенным взглядом на каждого, кто смотрел на корабль, красовался профиль Дорна – примарха Имперских Кулаков, чьим дочерним орденом и являлись Воины Эксигита. Когда три месяца назад капитан Крайван покидал Рестегрим для зачистки культа генокрадов в подконтрольном ордену мире, никто не подозревал, что они обнаружат. Изначально предполагалось, что генокрады были занесены на планету предприимчивыми охотниками за наживой, исследовавших поверхность вошедшего в пределы системы крупного астероида. Однако оказалось, что вместо астероида систему посетил целый скиталец, состоящий из спаянных в варпе десятков корабельных остовов. Более того, в составе этого могильника кораблей был найден один из первых крейсеров Воинов - "Пламенные Небеса", считавшийся потерянным ещё в дни молодости ордена. Узнав о столь ценной находке, в систему был направлен и "Сокрушитель", на носу которого словно на ладье викингов времён Древней Терры, с распростёртыми руками находилась статуя Святого Кайтуса. К сожалению, обыск скитальца не принес желаемых результатов, и капитан Вейниас пребывал в весьма не радостном расположении духа.
«Несущий Гнев» шестой роты прибыл после. Потрёпанный в боях с флотом еретиков в системе Дайней, он тут же встал на верфи над планетой, чтобы починится и пополнить запасы. На его корпусе, на котором виднелись сотни пробоин, было не слишком много украшений. Несколько знамён, в том числе знамя Шестой роты, да гигантские цепи, эти знамёна удерживающие. Этот корабль очень походил на корабль третей роты, на «Избавитель».
Последним прибыл корабль четвертой роты, крейсер Эйнара Евтериона «Кулак Эксигита».

***


Последним в систему влетел корабль четвертой роты. Капитан Евтрон не отличался особой любовью к церемониалу и украшениям, поэтому на бежевом корпусе "Кулака Эксигита" красовались лишь эмблема Ордена и геральдика четвертой. На фоне роскошного "Точного" ударный крейсер четвертой казался бедным родственником, но лишь на первый взгляд. "Кулак" был самым быстрым крейсером во всем Ордене, пусть и уступал в вооружении другим кораблям. Этот недостаток нивелировался большим числом палуб с истребителями и штурмовиками, отвечая излюбленной тактике Астартес - как можно быстрей добраться до противника и обрушить на него всю мощь десанта, молниеносно высадившись и вцепившись в горло изумленному врагу.
Когда пришел призыв с Эксигита, четвертая рота боролась с эльдарскими пиратами, нахлынувшие в отдаленную систему субсектора, собираясь собрать очередную кровавую жатву и набить пленниками трюмы своих кораблей. Эльдарам почти это удалось, и им не хватило совсем немного времени, чтобы согнать рабов на корабли и скрыться. Времени, которого их лишил капитан Евтрон. Появление "Кулака" вспугнуло часть легких судов пиратов, и после непродолжительного обмена залпами они бежали. на протяжении всего времени, пока корабли обстреливали друг друга, по приказу капитана крейсер Астартес рвался к своей цели - эльдарскому флагману, зависшему на низкой орбите над имперской планетой. Видимо, пираты надеялись успеть погрузить пленников и бежать, не учтя необычно высокую скорость противника. Не успев подготовиться к бою, он оказался беззащитным перед быстрой атакой "Кулака" и был уничтожен. Лишенные возможности бежать, эльдары заняли позиции в столице мира, но вскоре были уничтожены десантниками.
И на этот раз "Кулак" ворвался в пространство системы, будто собираясь вступить в схватку, выпрыгнув из варпа неподалеку от пятой планеты. Замедлившись лишь на то время, что потребовало отключение варп-двигателей, крейсер бросился к орбите Эксигита III, где уже собрался остальной флот. Получив вызов, Евтрон отдал приказ двигаться с максимальной скоростью, но другие капитаны его опередили. Четвертый капитан оглядел сбор. Он не видел такого количества готовых к бою кораблей Ордена давным-давно. Ещё когда он только-только стал Астартес, тогда ещё просто боевым братом Эйнаром, Магистр Марий собрал восемь рот и дополнительно около десятка кораблей ССО Эксигита для отражения атаки осколка флота-улья тиранидов, неведомо как появившийся в субсекторе. Ниды успели опустошить целую систему, пока десантники не добрались до них. Евтрон поморщился. Тогда из восьми рот вернулось лишь пять, опустошенных более чем на половину, а самому брату Эйнару пришлось провести почти месяц в апотекарионе. Как сейчас он помнил пустые залы Рестегрима, безлюдные и безмолвные, ясно показывающие будущее Ордена. В тот год пришлось проводить дополнительный набор скаутов по всем подконтрольным ордену мирам, спеша хоть как-то поправить численность. Воины Эксигита были одной ногой на краю забвения, но как бы то ни было, они оправились и вернулись в строй ещё более сильными, чем прежде.
- Мы почти на месте, - Гюнтер прервал воспоминания Евтрона. - пора готовиться к встрече с Магистром.
Евтрон моргнул и обернулся к своему сержанту. Светлая и отполированная броня десантника резко контрастировала с испещренным бороздами шрамов смуглым лицом. Гюнтер Верид командовал тактическим отделением "Рестегрим" уже много десятков лет, и был одним из немногих десантников, с которыми Эйнар прошел путь до капитана. И, пожалуй, одним из всего пары-тройки людей, которых Евтрон мог назвать друзьями.
- Ты прав... Я задумался.
- Призраки прошлого? - Верид поднял бровь. Он был с Евтроном тогда, во время битвы с тиранидами почти две сотни лет назад.
- Я вспоминал Вентанию, - кивнул Евтрон. - Тогда нас собралось ещё больше, и ты помнишь, чем все закончилось.
- Мы избавили сектор от угрозы, как делали это всегда.
- Мы никогда не платили столь высокую цену. Марий поставил Орден на краю пропасти, - раздраженно бросил Евтрон.
- Эйнар, то, что ты говоришь, звучит как мятеж, - предостерег Верид. - Не забывай, мы - Астартес, и мы созданы, чтобы сражаться. Мы сразились - и мы победили. Ты можешь сколько угодно обвинять Мария, но разве на его месте ты поступил бы по-другому?
Евтрон стиснул зубы. Он никогда не мог спорить с Веридом. Это было почти бесполезно, обречено на провал ещё в мыслях. Гюнтер умел поставить его в тупик, единственный способ выйти из которого для человека заключался в банальном крике, недостойном десантника.
- Я не Магистр. И я не стану даже думать, как поступил бы я. Марий и так меня боится, а если узнает, что я строю планы на его счет, так вообще не весть что устроит.
Верид мысленно улыбнулся. Евтрон презирал Мария, и это чувство было взаимным. Корни их конфликта уходили на много лет назад, и уже почти никто не помнил, из-за чего именно он возник. Но Евтрон был слишком умен, чтобы открыто демонстрировать свое неуважение, так что все их противостояние ограничивалось взаимными оскорблениями в узком кругу друзей.
- И тем не менее Марий вызвал тебя, и ты пришел. Так что было бы неплохо подготовиться к собранию, - напомнил Верид. - Ты ведь не собираешься идти к нему в таком виде, один, прямо с поля боя? На совете соберутся все капитаны...
- Я понял, на что ты намекаешь! - улыбнулся Евтрон. - "Рестегрим - не поле боя…"Хорошо, побуду немного клоуном, потешу самолюбие Мария. Приготовь мой "Ястреб" и собери свое отделение. Вы будете моей избранной гвардией.
- "…Бедность одежды показывает неудачу ярла", - закончил старую цитату Гюнтер. - Ты не будешь тешить ничьё самолюбие, а лишь укрепишь свой авторитет. Не маловата ли свита для самого четвертого капитана Евтрона?
- Люди глупы. Ладно, возьми отделение Иолафа. То, что мы отправляемся на большой совет, не означает, что мне нужна свита, как у какого-нибудь губернатора с завышенной самооценкой. Вот увидишь, когда мы прилетим, у нас даже почетного караула не будет.
- Ну ну, не будь таким маленьким!
Гюнтер бухнул кулаком по нагруднику и покинул мостик, а Евтрон вернулся к своим мыслям. Эксигит был миром с древней и суровой историей и своими традициями, миром, где уважали прежде всего силу, но в Рестегриме не было место войне. Там люди смотрели на тебя, а не на твое войско. Сыну вольного ярла на тинге не пристало быть подобным варвару. Сын ярла должен демонстрировать величие своего рода, а в городе, где оружие ничего не значило, показывать можно было лишь богатство. Пусть былые дни давно сгинули, пусть прошлая жизнь осталась далеко позади после превращение Эйнара в космического десантника, традиции оставались традициями. Магистр Марий всегда был верен традициям, о чем Евтрону не нужно было напоминать. Круг капитанов – особое положение, созданное самым первым магистром Воинов по образу и подобию тинга, и нынешний магистр ратовал за соблюдение истории. Тяжело вздохнув, четвертый капитан понял, что момент дальше оттягивать нельзя и отправился менять доспех.
Прошло несколько часов, и "Кулак" приблизился к Эксигиту III на расстояние, с которого можно было различить детали корпусов крейсеров Астартес. Корабли четырех рот зависли на высокой орбите родного мира Воинов, ещё один готовился выйти из орбитального дока. Глаз Евтрона различил наспех заделанные повреждения на корабле с геральдикой третьей роты. Вильм Соренсен был вторым человеком, которого Евтрон считал своим другом. Они вместе сражались плечом к плечу многие годы, и множество раз спасали друг другу жизнь. Насколько Евтрон знал его, ожидание починки крейсера было для Соренсена настоящей мукой. Можно было предположить, что дабы избежать своего дальнейшего пребывания в Рестегриме третий капитан наверняка выпросил у Магистра Мария участие в предстоящем походе. Интересно, как долго Вильм пытался убедить Мария, что его рота и корабль готовы к серьёзной битве?
- Дом, милый дом, - проворчал Евтрон, переведя взгляд на планету.
Впереди предстоял поход в неизвестность, силами, достаточными для покорения нескольких систем. Куда и, главное, зачем выступит в бой целый Орден, оставалось для Евтрона загадкой. Загадкой, ответ на которую скоро будет получен.

***


Воловий шагал по коридорам «Точного». Звук его шагов и равномерное постукивание посоха гулко отдавалось в воздухе, нарушая безмятежную тишину. Зайдя за очередной поворот, эпистолярий остановился подождать, пока большие двери откроются, чтобы впустить его внутрь, в ангар.
Когда двери разошлись, взору Пауля предстала забавная картина: около тридцати десантников стояло в две шеренги, ожидая прибытия капитана Евтериона. Воловий усмехнулся, когда увидел стоящего отдельно Вильма Соренсена.
Третий капитан был одним из лучших друзей Эйнара, и неудивительно, что он пришёл встретить его, тем более после двух месяцев простоя в верфях.
Подойдя к капитану, Воловий сотворил знамение аквилы, на что Вильм ответил тем же. Встав рядом, псайкер опёрся на свой посох, наблюдая за шаттлом Евтериона, который показался за пределами силового поля.
-Пауль. – нарушил тишину Соренсен. – Я же знаю, тебе известно, в чём причина совета?
-А почему бы тебе его не дождаться? Он будет через пару часов, – усмехнулся в ответ Воловий.
-Ну-у… Я же должен подготовиться, вдруг там будут ругать меня? – хохотнув сказал Соренсен, и тут же стал серьёзным. – шесть рот просто так не собирают, и ты это понимаешь. В прошлый раз, когда собрали восемь, ничем хорошим это не закончилось.
-Я не думаю, что Марий опять собрался нас всех угробить. Тот случай его многому научил…
-Чему, например? Не стоит лезть с шашкой наголо на нидов?
Воловий вздохнул. Вильм был прав. Не стоило снова собирать столько рот в одном месте в одно время. Зачем наступать на те же грабли. Корабль Евтрона, тем временем уже залетел на палубу и развернулся, приземляясь.
-Система Толиара. – произнёс эпистолярий. – Нашим противником будет Гвардия Смерти.
- И что, ради них понадобилось бросить в бой половину ордена? - удивился Соренсен
- Твои шутки тут не уместны, Вильм.
- Я и не шучу, - пожал плечами десантник. - Шесть рот... Должно быть, там что-то действительно серьёзное.
-"Терминус Эст"? - сухо добавил эпистолярий.
Соренсен неловко кашлянул.
- Тифус вылез из своей норы? что он забыл на Толиаре?
Эпистолярий посмотрел на Соренсена и хитро прищурил глаза.
- Наверное что-то очень для него важное... - заговорщическим тоном произнёс Пауль и усмехнулся. - Что может быть нужно Тифусу?
Море плоти для очередной партии нурглитов? - предположил капитан. - Теперь мне понятно, зачем нужно столько Астартес. Марий не хочет упустить этого гада, или по краней мере "Терминус Эст"
-Думаешь, за славой гонится? - Воловий помедлил. - На него похоже.
- Думаю, он исполняет свой долг. Слишком долго Странник оскверняет галактику, - в этот момент рампа начала опускаться. - Ладно, пора готовить прием нашему гостю.
Соренсен дал знак своему заместителю, и тот, поняв своего капитана. утвердительно кивнул.
Рампа опустилась, и по ней спустилось несколько Астартес – избранная стража Евтериона. Следом появился и сам капитан, которого дружным ударом в грудь поприветствовал почётный караул Соренсена. Их броня, как сейчас заметил эпистолярий, отражала всё, что было в ангаре – два месяца простоя не прошли даром.
Воловий посмотрел на гостя. Капитан Евтрон, как его звала его рота, медленно спускался по рампе. Его лицо было бесстрастным, но по глазам было видно, что ему очень не нравится этот процесс. Эпистолярий ухмыльнулся про себя, и продолжил разглядывать капитана.
На Эйнаре была одета парадная броня Mk.VII, за которой развевался алый плащ. Левый её наплечник украшал золотой орёл, а на правом, помимо эмблемы ордена, были налеплены печати чистоты. Несколько золотых цепей соединяли наплечник с нагрудником, на котором расправляла крылья сияющая золотая аквила. К поясу был пристегнут шлем с красной линией – символом капитана в ордене Воинов Эксигита. На правом бедре, на магнитом зажиме, и видимо для надежности скованный цепью, покоился отделанный золотом болт-пистолет ручной работы. Казалось, капитан несколько удивился такой встрече и на мгновение замер, но, разглядев Пауля и Вильма, направился к ним.

***


"Громовой Ястреб" медленно залетел на палубу "Точного", опытные пилоты сдерживали буйный нрав штурмового корабля, которому в этот полет довелось играть роль курьера. Недовольный дух машины ревел и изрыгал пламя из дюз, грозя опрокинуть челнок, но тот, скованный волей экипажа, остановился и завис над палубой. Плавно покачиваясь над феррокритом, "Ястреб" развернулся и аккуратно опустился, звук посадки был скрыт затихающим гудением двигателей. Внутри гвардия Евтрона уже освободилась от фиксирующих рам и выстроилась в колонны, ожидая, когда опустится аппарель. Наконец, когда раздался свист разгерметизации и с шипением гидравлики рампа опустилась, десантники строем промаршировали наружу. Последним, следуя столь ненавистному церемониалу, вышел Евтрон.
Как оказалось, Гюнтер был прав, и четвертого капитана встречал караул из трех десятков десантников, выстроившихся в две шеренги по обе стороны от рампы. За недели простоя Мк. VII десантников не раз касалась полировочная ветошь, и потому они сиял, отражая сигнальные огни ангара и транспортника. На их шлемах виднелось изображение морского Змея - отличительный знак третьей роты Соренсена, и каждый из них прижимал к груди болтер. При появлении Евтрона они дружно опустили оружие и бухнули кулаком по нагруднику доспеха, на что керамит отозвался громким и звучным гулом.
Евтрон не смог удержатся от улыбки. Когда-то давно, на заре его обучения, наставник Эйнара показал ему старую книгу. Она содержала легенды и сказания Эксигита, возраст которых было почти невозможно установить. Среди мифов о героях и монстрах юный Эйнар нашел легенду о племени могучих воинов, объединивших свой мир. Эти воины брали города своим мужеством, их храбростью восхищались, а в бою мало кто мог сравниться с ними. Древние герои приветствовали друг друга ударом кулака по груди, и Эйнар настолько увлекся их историей, что, сам того не замечая, перенял эту манеру. Некоторое время лишь один из его друзей, смеясь, отвечал ему тем же, остальные как и всегда осеняли себя аквилой. И сейчас оба десантника, о которых у Евтрона были теплые воспоминания, стояли впереди, встречая его.
Эпистолярий Воловий в своих отделанных золотом терминаторских доспехах опирался на посох, огромное оружие, размерами превосходящими обычного десантника раза в полтора. Из-за своих размеров и веса в бою он служил не только проводником психической силы владельца, но и сам по себе был грозным оружием, с равной легкостью круша как хитин, так и керамит. На бедре Воловия в цепях покоился полностью соответствующий размерами своему обладателю фолиант - крупная и несомненно тяжелая книга, регалия Воловия как первого эпистолярия и символ Ордена одновременно. С другой стороны магнитные зажимы удерживали комбиболтер искусной работы, служивший не одному поколению библиариев. Пронзительные глаза Воловия пристально смотрели на Евтрона.
Облаченный в обычный для Астартес Мк. VII второй воин значительно уступал в габаритах эпистолярию. Если доспехи Воловия были украшены тонкими золотыми узорами, Этот воин отдавал предпочтение серебру. Череп на болтере десантника был отлит из серебра, серебряная окантовка обрамляла доспех и плавно перетекала в огромного Змея, раскрывшего пасть и гневно взирающего с нагрудника третьего капитана. Вильм Соренсен вырос на далеком севере Эксигита V, планеты, наиболее удаленной от звезды и закованной в вечную мерзлоту. В единственном океане Эксигита V, расположенном на экваторе, и благодаря этому около полугода остающимся судоходным, обитал Змей - огромное создание, наделенное такой же колоссальной силой. Каким-то образом это существо избежало смерти от рук экплораторов, и единолично хозяйничало во всем океане, делая путешествия через него, и без того трудные, ещё более опасными. Закованное в прочнейшую чешую тело было способно ломать палубы кораблей, мощные шипы на голове Змея тараном разрывали обшивку даже крупных судов, отправляя их на дно. На борту одного из таких кораблей и плыл юнга Соренсен. Корпус грузового корабля был пробит с пренебрежительной легкостью, хлынувшая вода стремительно затопила отсеки и помещения судна. пока Змей развлекался, по очереди выламывая куски стали то из носа, то из кормы корабля, экипаж успел спустить три шлюпки и направиться к безопасной суше. Одна лодка не смогла уйти далеко от монстра и была опрокинута, две других, неустойчивых из-за перегруза, перевернулись под ударами океанских волн. Лишь последней лодке посчастливилось добраться до берега, и Соренсен сумел спастись во льдах Эксигита V. Выжив сам, он потерял всю свою семью. Несколько лет спустя, уже став десантником, Вильм вернулся на свой родной мир и сразился со своим кошмаром. Ныне голова Змея занимает целую стену в просторных залах Рестегрима
Наконец Евтрон размеренным шагом дошел до встречавших и так же ударил кулаком по своим доспехам.
- Первый Эпистолярий. Капитан Соренсен, - каждый названный удостоился от Евтрона полупоклона. - Я задержался, но теперь, похоже, все в сборе.
- Все в сборе, - кивнул Воловий, опережая третьего капитана. - Идем, Магистр начинает совет. Поговорим по пути в стратегиум.

***


Воловий, Соренсен и Евтрон шли бок о бок по просторным коридорам "Точного", направляясь к месту проведения совета. Позади них громыхали пять десятков десантников из третьей и четвертой рот. Многих из этих воинов связывали давние узы дружбы, как и у их капитанов. Некоторые уже вполголоса обменивались приветствиями и переговаривались о прошедших битвах. Евтрон последовал их примеру
- Рад видеть тебя, брат, - обратился он к Соренсену. - Как вижу, двухмесячное заточение в Рестегриме никак на тебе не сказалось.
- Эйнар, ты и не представляешь, какая это была мука, - ответил Соренсен. - Я перерыл весь Либрариум ордена просто от нечего делать, и в добавок отыгрался на своих воинах. Они провели в тренировочных камерах столько времени, что смогут положить тебя на лопатки как раз плюнуть.
- Балобол, - усмехнулся Евтрон. - Я сомневаюсь, что они хоть раз притрагивались к мечу. Их доспехи отдраены до такого блеска. что мне казалось, будто меня встречает весь орден в полном составе, так много было отражений. Думаю, они за эти месяцы куда чаще знакомились с полиролью, чем с тактикой боя.
- Вы ничуть не изменились, капитаны. - со вздохом сказал Воловий, - Странно, за 200 лет службы Императору это ребячество должно было исчезнуть.
- О, конечно, прошу простить нас, - смиренным тоном произнес Соренсен. - В дисциплине нам ещё слишком далеко до великого достопочтенного первого Эпистолярия.
- Я умею различать сарказм, Вильм. - спокойно ответил Воловий, - Но за такие слова неплохо было бы приколоть твой язык к палубе вот этим самым посохом.
- Нет, Пауль, не делай этого! - горячо заговорил Евтрон. - Твой посох слишком велик, боюсь, он безвозвратно повредит язык несчастного Вильма, а ведь это его единственное оружие!
-Твой язык тоже раньше был твоим единственным оружием, и из тебя вышел бы отличный кодиций, Эйнар. - в голосе Воловия проскользнула нотка печали.
Когда-то давно Эйнар стал самым большим разочарованием Пауля. Совершенно случайно открыв в скауте способности псайкера, Евтерион был отобран библиарием Воловием как кандидат в кодиции. Под его руководством мощный потенциал Эйнара мог пополнить силы библиариума Воинов Эксигита, но неожиданно возникли трудности. Имея этот потенциал, Евтерион не мог его развивать. Долгие и мучительные уроки привели лишь к мизерному прогрессу, Эйнар даже не научился контролировать свои силы. Восприняв это как вызов, Воловий призывал своего ученика утроить усилия и не сдаваться, но тот не стал слушать наставника. Отчаявшись, он завершил своё обучение и обратил свой взгляд в сторону ратного дела. Со временем Пауль простил своего нерадивого ученика, но отголоски той неудачи были ещё живы в памяти обоих.
- Ну, насколько я помню, когда Эйнар пришел в четвертую, он был не особо разговорчив, - вставил Соренсен. - Такого угрюмого типа я видел в первый раз. Наверное, он стал бы самым брутальным кодицием ордена...
-Значит, надо благодарить тебя, Вильм, за то, что ты испортил такого воина как Эйнар. - серьёзным голосом сказал эпистолярий, - Если бы он был не настолько разговорчив, то наверняка сражался бы лучше.
- Плохой кодиций, плохой воин, - задумчиво произнес Евтрон. - Да, интересно, и что я до сих пор делаю в ордене? Но меня обнадеживает, что всегда есть кто-то, у кого дела идут ещё хуже.
Капитан пристально посмотрел на Соренсена
- Ладно-ладно, признаю! - замахал руками Соренсен. - Вообще не псайкер, никудышный воин, но я хотя бы красавчик!
-Ты даже не терминатор... - как всегда спокойно произнёс эпистолярий.
Соренсен рассмеялся.
- Так нечестно! У тебя есть неоспоримое преимущество! И уж если на то пошло, Эйнар тоже не терминатор!
-У меня есть прыжковый ранец. - ухмыльнулся Эйнар. Воловий довольно кивнул.
- Мне вот интересно... - произнес Пауль, - Вы собрались нашего врага заговорить до смерти?
Соренсен несколько мгновений помолчал. Как никак, Тифус Странник был непростым противником.
- Ага, - наконец кивнул Вильм, - Эйнару наш враг понравится.
- Надеюсь, у него более развит инстинкт самосохранения. - усмехнулся терминатор и посмотрел на спутников сверху-вниз.
Евтрон взглянул на Пауля.
- Думаю, если собралось столько рот, все действительно серьезно. Мне больше интересно, Марий возглавит нас лично, или будет командовать, как на Вентании?
Воловий обернулся на ровные ряды сопровождающей их стражи. Астартес шли, вспоминая прошедшие битвы, рассуждая о предстоящей кампании.
- Ты не совсем прав, Эйнар. Тогда он, помимо всего, руководил флотом. - сказал Воловий, снова обернувшись на спутников, и тут же решил перевести разговор в прежнее русло, - Я думаю в этот раз он спустится с небес на землю, и возглавит нас в первых рядах. Но не раньше, чем флот противника будет разгромлен.
- Думаю, за этим дело не станет. Шесть крейсеров - серьёзная сила для любого противника. Пока мы летели сюда, Гюнтер считал, что Марий решил устроить свой Крестовый Поход, - сказал Евтрон. - Впрочем, от него это можно было бы ожидать.
Пауль вздохнул и решил ответить словами Вильма, которые тот сказал в ангаре.
- Я думаю, он просто выполняет свой долг.
- Мы все исполняем свой долг, поэтому мы здесь. И я буду рад его исполнить, не зависимо от того, с чем мы столкнемся. Ты ведь уже это знаешь, да?
- Разумеется, - подтвердил Воловий. - Но сейчас ты все узнаешь из первых рук.
Путь десантников подошел к концу возле огромных дверей стратегиума. На каждой из створок в семь метров высотой был изображен воин, опирающийся на поставленный острием вниз двуручный меч. Подобно этим великанам стояли и два брата-стража, которые при виде процессии отсалютовали мечами и открыли вход внутрь. Отпустив свое сопровождение, трое Астартес шагнули вперед.




"Кишки Императора!" - (с)

Сообщение изменил:YASTREB2012 - Воскресенье, 18.11.2012, 19:35
Negbi Дата: Воскресенье, 18.11.2012, 19:36 | Сообщение # 3
Сообщений: 583
Замечания:
Уважение
[ ]
Offline
* * *

В стратегиуме царила тишина, нарушаемая только тихим гудением гололита. Здесь вокруг круглого стола собрались шесть капитанов шести разных рот.
Около Магистра Мария и Эпистолярия Воловия стоял первый капитан Герхарт Тервион. Его бежевая терминаторская броня, такая же, как у Воловия и Мария, была украшена множеством печатей чистоты. Шлем был снят, и взору было открыто лицо ветерана тысяч битв: исполосованное шрамами, грубое. Глубоко посаженные холодные синие глаза взирали на остальных капитанов с презрением. Многие думали, что у Тервиона была завышенная самооценка и он считал, что другие капитаны - никчёмные солдаты и командиры, молокососы, и лишь один он знает толк в войне.
Далее свое место занял третий капитан Вильм Соренсен. Будучи гораздо более молодым, нежели Герхарт, он был не менее надёжным воином. Рядом с ним встал и Евтрон. Следующим стояли шестой, восьмой и девятый капитаны. Седьмого капитана Тородда Тейтсона на собрании не было, он не успевал прибыть в систему.
Шестой капитан, Эдмон Горстен, попал в орден вместе с восьмым капитаном, Паулем Вейниасом. Следом стоял и самый молодой из собравшихся – Соломон Крайван. Это должна быть его первая битва в качестве новоиспеченного брата-капитана, и сейчас Соломон чувствовал себя немного неуверенно. Впрочем, возможно это было и естественным трепетом – молодой по меркам Астартес новичок впервые попал в на совет капитанов, да на какой! Не было преувеличением сказать, что сейчас в стратегиуме собрались живые легенды ордена.
Взгляд Воловия остановился на прорехах в рядах капитанов ордена. Сиротливо пустовало место второго капитана Сиградд Болиссен. Давно покинувший родной мир, он не смог откликнутся на призыв Мария, так как был слишком занят боевыми действиями в районе кадианских врат. Так же не было занято и место пятого капитана Квиста Ормсена, как и седьмого Тородда Тейтсона, занятых в дальних областях сегментума. Отсутствие десятого, одиннадцатого, двенадцатого и тринадцатого капитанов выделялось широким пустующим сектором. Но даже такое количество капитанов было грандиозным сбором. Последний раз на памяти Эпистолярия такое было двести лет назад. Тогда собралось восемь рот...
Воловий закрыл глаза. Нет, такого не повторится. Псайкер бросил взгляд на новичка в тесном кругу капитанов и одобряюще ему кивнул.
Наконец, Марий поднял руку, призывая к тишине, хотя в стратегиуме итак было слышно только гололит. Острые глаза магистра пробежались по занимавшим свои места шести капитанам. Будучи самым опытным десантником в ордене, он помнил каждого из стоявших, как и их предшественников. Помнил их подвиги и возвышения, помнил поражения и гибель. Взгляд слегка задержался на Евтроне. Они могли испытывать какую угодно неприязнь друг к другу, но в бою каждый знал, что второй придет к нему на помощь. Пусть они это и признавали с неохотой.
- Братья, - звучный голос Мария разнесся по стратегиуму. – Я рад, что вы сумели откликнуться на мой зов и собраться здесь. Я знаю, многие из вас удивились числу наших братьев, собранных здесь, и задались вопросом, зачем понадобились столь великие силы.
Некоторые согласно кивнули. Тервион и Евтрон остались неподвижны, ожидая продолжения.
- Редко когда объявлялся сбор ордена, но это всегда происходило при великой угрозе. Некоторые из вас даже помнят последний раз, когда мы выступили единым фронтом, тогда мы были гораздо моложе. Тогда мы смогли уничтожить оскверняющего Империум врага, принеся мир и спокойствие многим системам сектора. – Марий сделал театральную пауза, давая возможность ветеранам Вентании вспомнить те дни. – Но я ничуть не преувеличу, если скажу, что наша новая битва будет куда тяжелей. Нам предстоит сразиться с врагом, куда ужаснее тиранидов, куда коварнее и опаснее них. Это один из самых сильных врагов, с каким только сталкивались сыны Дорна, и я горд что именно нам выпала возможность его уничтожить. Вы – избранные воины Императора, лучшие воины этой части галактики. Но и для нас сражение будет испытанием.
Магистр сделал знак сервитору и тот включил немного урезанное сообщение Хакета.
Несколько минут все молчали, осмысливая сказанное. Гвардия Смерти, множество кораблей. И шесть рот Астартес.
«И их тут фрагова туча»
-Господа, я собрал вас здесь именно по этому. – наконец провозгласил Магистр Ордена Вальтер Марий, - Система Толиара, крупный флот Гвардии Смерти. Война в самом разгаре. Других сообщений не получено, но можно предположить, что у Имперского Флота нет никаких шансов уцелеть. Можно предположить, что, расправившись с флотом, силы Хаоса двинутся к Толиаре Секундус – планете, на которой находится контингент Гвардии. От нас до Толиары – 3 дня полёта в варпе.
Гололит включил проекцию системы Толиары, а затем, повинуясь голосу Мария, выдал изображение второй планеты. Рядом с вращающемся шаром побежали строки данных.
- Предполагаемая численность противника? – спросил Мария Эйнар, подавшись вперёд и опираясь руками о край стола, над которым проецировалась планета. Четвёртый капитан внимательно смотрел на Магистра, ожидая ответа.
- Неизвестно, возможно, несколько рот – сухо ответил Вальтер.
- Каков план действий, по приходу в систему? – подал голос Вильм Соренсен.
- Прорываемся к планете и десантируемся. На планете действует 71-ый кадианский полк Имперской Гвардии и СПО, они создали нам плацдарм. Кадианцы должны были разбить силы восстания и почти выполнили свою задачу, но с прибытием Гвардии Смерти они скорее всего отступили к занимаемым городам, бросив все силы на оборону.
- Мы можем рассчитывать на другие ордены, полки Гвардии?
- Нет, только мы. – качая головой ответил за Магистра Эпистолярий.
Повисла пауза. Все взирали на голограмму планеты. Разноцветные точки, означающие диспозиции войск периодически мерцали.
- Как только мы прибудем в систему, первой нашей проблемой станет флот, - заговорил Тервион. – Неизвестно, какой урон нанесет Имперский Флот противнику, мы все равно неизбежно проигрываем в численности. У нас есть лишь одно преимущество – еретикам вряд ли приходилось иметь дело с настоящими десантниками. Наша первостепенная цель – «Терминус Эст». Но почти наверняка Гвардия Смерти высадится на планету, так что силы будут разделены. В столкновение вступят «Ярость Дорна» и «Сокрушитель».
Вейниас и Крайван утвердительно кивнули, принимая приказ.
- «Точный» будет поддерживать вас. Не пытайтесь атаковать «Терминус Эст» с ходу, для начала мы уничтожим эскортные суда, чтобы «Кулак Эксигита» и «Избавитель» прорвались к планете. – Тервион посмотрел на Евтрона и Соренсена. - Эскадрильи истребителей и «Ястребов» понадобятся для войны в космосе, поэтому высаживаться вы будете в десантных капсулах. После высадки корабли должны будут вернуться в бой, поэтому ваши роты окажутся отрезанными от ордена. На момент десантирования ваши крейсеры будет прикрывать «Несущий Гнев».
Капитан Горстен, которому принадлежал «Несущий Гнев», недовольно заворчал.
- Эдмон, твой корабль не в том состоянии, чтобы атаковать врага в лоб, но я уверен, что еретики не дадут просто так произвести высадку, - успокоил его Марий. -И попрошу принять во внимание один факт, братья.
Все капитаны посмотрели на него.
-Сам Тифус пожаловал к нам на вечеринку. Этот хитрый лис не даст схватить себя просто так. Мы не знаем, где он будет находится, на своем флагмане или на поверхности планеты, поэтому каждый должен быть предельно внимателен. Действовать необходимо как можно более быстро. Мы нанесем удар, подобно грому, но и при лучшем раскладе многие из нас погибнут. Имперские Кулаки, Черные Храмовники и прочие наши братья могут сколько угодно кичиться своей долгой историей. Но если наша цель будет выполнена, мы совершим то, что не удалось никому из них и увековечим свои имена. Человечество всегда будет помнить, что Воины Эксигита избавили галактику от Странника, и пусть многие падут от ваших рук! За Императора!
Семь голосов слились в один:
- Аве!




Carry we, who die in battle
Over land and sea,
Across the rainbow bridge to Valhalla;
Odin's waiting for me!


Сообщение изменил:Negbi - Воскресенье, 18.11.2012, 19:37
HMKids - Форум » Offtopicz » Творчество » Новое Основание
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Рекламный блок

Здесь может быть реклама ВАШЕГО товара (ресурса)

Подробнее...

Рекламный блок

Здесь может быть реклама ВАШЕГО товара (ресурса)

Подробнее...

Рекламный блок

Здесь может быть реклама ВАШЕГО товара (ресурса)

Подробнее...